Надежда сепаратистов: Зачем Россия создает базу в Боснии

На этой неделе президент Республики Сербской, которая находится в составе федерации Боснии и Герцеговины, Милорад Додик заявил о том, что летом должны состояться переговоры с Россией об открытии гуманитарной базы на территории региона. По его мнению, российская гуманитарная база на территории Республики Сербской будет нести гуманитарную миссию и помогать ликвидировать последствия стихийных бедствий. Лидер боснийских сербов сослался на наводнение 2014 г., когда уровень воды в некоторых районах Боснии и Герцеговины поднялся до 9 метров, был затоплен север Сараево, погибли 40 человек, а материальный ущерб составил 2,7 млрд евро. Сторонники идеи убеждены, что необходимо создать аналогичный российский гуманитарный центр, который существует с 2012 г. в соседней Сербии в г. Ниш, и они не видят в данной инициативе политического подтекста, считая, что ЕС и НАТО накаляют обстановку информационными атаками.

Надуманная причина

Сомнительно, что в Боснии и Герцеговине существует жизненно важная необходимость в присутствии российских военных и спасателей, поскольку власти страны полагаются на содействие международных организаций в решении последствий природных катаклизмов. По данным Еврокомиссии, во время наводнения 2014 г. ЕС оказал Боснии и Герцеговине и Сербии гуманитарную помощь на 3 млн евро, послал вертолёты, моторные лодки, 800 специалистов для ликвидации последствий стихийного бедствия. Центр реагирования на чрезвычайные ситуации Еврокомиссии (ERCC) находится в постоянном контакте с Боснией и Герцеговиной в рамках Механизма гражданской защиты Евросоюза. Босния и Герцеговина участвует в программе ООН по восстановлению последствий наводнений с бюджетом 22,6 млн долл. В рамках Программы развития ООН при поддержке ЕС были восстановлены 4 640 домов, 133 общественных здания, 145 объектов коммунальной инфраструктуры, налажены сельское хозяйство, другие отрасли экономики в 24 наиболее пострадавших районах Боснии и Герцеговины.

Евросоюз содействует разминированию и обезвреживанию боеприпасов, которые остались в земле со времён окончания Боснийской войны 1992-95 гг. С 1992 по 2008 гг. более 5 тыс. чел. погибли или пострадали от взрывов мин. Около 540 тыс. боснийских граждан проживают в 28,6 местах, где не обезврежены мины и неразорвавшиеся боеприпасы. С 2004 г. в Боснии и Герцеговине находятся 800 военных из стран-членов Евросоюза (EUFOR) в рамках операции «Алфея». Бельгийские военные используют дроны, оснащённые специальными сенсорами для поиска неразорвавшихся мин и боеприпасов, в том числе и в тех местах, где было наводнение. В 1996-2004 гг. в ликвидации последствий Боснийской войны принимали участие 60 тыс. военнослужащих из различных стран мира в рамках миссии SFOR под эгидой НАТО. Европейские военные занимаются обучением местных вооружённых сил и формально гарантируют безопасность и территориальную целостность Боснии и Герцеговины.

Россия также оказывала гуманитарную помощь Боснии и Герцеговине через российско-сербский гуманитарный центр на территории Сербии. Расстояние между сербским городом Ниш, где расположен российский гуманитарный центр, и городом Баня-Лука (административный центр боснийских сербов) составляет 566 км. При необходимости российские и сербские спасатели могут добраться до Республики Сербской приблизительно за 5,5 часов на автотранспорте и за 2 часа на вертолёте со скоростью 230 км/ч.

Второй Караджич

Со времён последнего наводнения прошло уже три года, а о российской гуманитарной базе боснийские сербы заговорили только сейчас. Размещение гуманитарной базы РФ на территории Республики Сербской выгодно Милораду Додику по политическим соображениям. Он заинтересован укрепить своё положение в Боснии и Герцеговине при поддержке России и намерен продвигать на государственном уровне решения в интересах местных сепаратистов. Милорад Додик убеждён, что Босния и Герцеговина не является состоявшимся государством и допускает возможность обретения независимости Республикой Сербской. Додик считает, что пришло время объединения сербского народа. С такой же идеей выступали бывший президент Югославии Слободан Милошевич, лидеры боснийских сербов Ратко Младич и Радован Караджич, которые пытались добиться вхождения Республики Сербской в состав Югославии в ходе Боснийской войны. В январе США ввели персональные санкции против Милорада Додика за то, что он препятствовал выполнению Дейтонских соглашений 1995 г., которые положили конец войне и определили федеративное устройство Боснии и Герцеговины (состоящей из Республики Сербской и Мусульмано-хорватской федерации), регламентировали размещение миротворцев в стране.

Додик предпринимает попытки вывести Республику Сербскую из правового поля Боснии и Герцеговины с помощью референдумов. В 2015 г. он предложил провести референдум о подотчётности законов Республики Сербской боснийскому суду, который не состоялся под давлением Запада. В сентябре 2016 г. на референдуме большинство боснийских сербов проголосовали за утверждение в качестве праздника день провозглашения Республики Сербской Боснии и Герцеговины 9 января 1992 г. Тогда боснийские сербы отказались признать власть Сараево и объявили о своём намерении остаться в составе Югославии. В этом году Додик заинтересован провести новый референдум и поднять вопрос о будущем развитии Республики Сербской. Он заинтересован выторговать у Сараево больше полномочий в сфере внешней политики. Лидер боснийских сербов спекулирует на идее нового референдума о независимости Республики Сербской. Додик считает, что если независимость Косово признало международное сообщество, то и Республика Сербская имеет право на независимость. Политик рассчитывает использовать Россию в качестве противовеса США, ЕС и ООН, которые не признают результаты референдума.

У боснийских сербов есть территориальные претензии. Их не устраивает то, что округ Брчко был признан арбитражем территорией под международным управлением, поскольку до подписания Дейтонских соглашений он был разделён между Мусульмано-хорватской федерацией и Республикой Сербской. После потери контроля над округом Брчко территория Республики Сербской оказалась разделённой на две половины. Округом Брчко управляет американский дипломат Тамир Вейсер.

Между боснийскими сербами и боснийцами-мусульманами существует спор вокруг ответственности за военные преступления 90-х. Боснийцы-мусульмане не признают решение Международного суда ООН 2007 г., который не признал действия сербов геноцидом в годы Боснийской войны. В июле 1995 г. вооружённые формирования боснийских сербов расстреляли 8 тыс. мусульман в населённом пункте Сребреница. В 2015 г. боснийские сербы препятствовали инициативе Верховного представителя ООН по Боснии и Герцеговине Валентина Инцко, который гарантирует выполнение Дейтонских соглашений, ввести в стране законы о суде и прокуратуре. По их мнению, это позволит боснийцам-мусульманам устроить преследование сербов, которые принимали участие в Боснийской войне.

Проводник интересов России на Балканах

Россия стремится усилить своё присутствие на Балканах с царских времён. Регион был ареной боевых действий между армиями Российской и Османской империи. Сербы поддерживали российскую армию. Во время югославских войн 90-х российские наёмники и добровольцы воевали за вооружённые формирования боснийских сербов. Россия пыталась использовать свой миротворческий контингент на территории Боснии и Герцеговины (г. Углиевич, Республика Сербская) в рамках SFOR, чтобы изменить ход косовского конфликта в пользу Югославии. В июле 1999 г. российские миротворцы на бронетранспортёрах осуществили марш-бросок на Приштину (столица Косово), захватили местный аэродром и непродолжительное время блокировали посадку британских вертолётов.

После вывода российских миротворцев из Боснии и Герцеговины и Косово в 2003 г. влияние Кремля на Балканах уменьшилось. В последнее время Россия снова активизировала свою внешнюю политику на Балканах. В конце 2016 г. Россия поддержала неудачную попытку сербских ультранационалистов осуществить государственный переворот в Черногории и сорвать вступление страны в НАТО. Россия поддерживала партию «Внутренняя македонская революционная организация» в борьбе с Либерально-демократической партией и албанским меньшинством за формирование коалиции в парламенте Македонии.

Милорад Додик даёт понять россиянам, что боснийские сербы могут взять на себя роль оплота влияния РФ на Балканах. Лидер боснийских сербов может быть интересен Кремлю как проводник российских интересов на Балканах. Додик отбеливает репутацию России, доказывает, что Россия не вмешивается во внутренние дела стран региона и заинтересована в том, чтобы на Балканах «уважались территориальная целостность и воля народов». Сербы не поддержали ввод антироссийских санкций в ответ на агрессию России в Украине в 2014 г. В марте 2017 г. Милорад Додик признал результаты псевдореферендума в Крыму и поддержал аннексию полуострова Россией. Милорад Додик выступает против вступления Боснии и Герцеговины в ЕС и НАТО.

Эскалация боснийского конфликта у границ ЕС и НАТО выгодна России для того, чтобы отвлечь внимание Америки и Европы от агрессии на Донбассе и проблемы возвращения Крыма в состав Украины. Россия может использовать наличие гуманитарной базы на территории Республики Сербской для вмешательства в конфликт и наработать реноме миротворца в глазах Запада. В случае создания гуманитарной базы вместе с российскими спасателями Кремль может командировать в Боснию и Герцеговину представителей спецслужб и армии. На базе может быть организована военная подготовка боснийских сербов. Ранее появлялась информация о том, что Россия собиралась проводить подготовку правоохранительных спецподразделений боснийских сербов в своих учреждениях.

Дейтон спасёт Боснию

Сдерживающим фактором усиления влияния сербских сепаратистов и России является система сдержек и противовесов и этнических квот в политической системе Боснии и Герцеговины, которая закреплена в Дейтонских соглашениях. Создание российской базы невозможно без одобрения Сараево. Согласно Дейтонским соглашениям, Республика Сербская не имеет суверенитета во внешней политике и может проводить параллельные отношения с соседними государствами после одобрения Конституционного суда. За боснийскими сербами в Конституционном суде закреплено 2 места, а за другими этносами – 9 мест.

Вряд ли Милорад Додик сможет найти поддержку в парламенте Боснии и Герцеговины. Сербы занимают треть мест в парламенте, а хорваты и боснийцы-мусульмане — две трети. Большинство депутатов может отказаться ратифицировать договор с Россией о создании гуманитарной базы в Республике Сербской. Исключительными полномочиями над всеми ветвями власти обладает Верховный представитель ООН по Боснии и Герцеговине (с 2009 г. австрийский дипломат Валентин Инцко), который ради гарантии соблюдения Дейтонских соглашений имеет право отправлять в отставку любого чиновника. Такой прецедент уже имел место в 1998 г., когда Верховный представитель снял с должности президента Республики Сербской ультранационалиста Николу Поплашена.

Босния и Герцеговина уже более 20 лет инкорпорирована в евроатлантическую систему безопасности, хоть и не является членом ЕС и НАТО. Инициативы местных сепаратистов упираются в интересы ЕС и США, которые не заинтересованы в эскалации конфликта. Милорада Додика могут лишить полномочий, если он зайдёт слишком далеко.

Георгий Кухалейшвили,

политолог-международник