Экспроприация

Так фильм «Экспроприация» (режиссер Рауль Руис) рассказывает об аграрной реформе; «Репортаж из Лоты» (режиссеры Фернандо Бонасине и Хосе Роман) — о нечеловеческих условиях работы на угольных шахтах недалеко от города Консепсьон; «Михита» (режиссеры Серхио и Патрисио Кастилья) — о необходимости участия женщин в общественной жизни страны; «Дети голодают» (режиссер Альваро Рамирес) — о том, что 70 процентов чилийских детей недоедает; «Дом или дерьмо» (режиссеры Карлос Флорес и Гильермо Кан) — о трагической судьбе более трех миллионов чилийцев, не имеющих крова над головой; «За Вьетнам» (режиссер Клаудио Сапиан) — об интернациональной политике правительства Народного единства.

Делалась попытка создавать и фильмы-исследования. Так, режиссеры Орландо Любберт и Гастон Анселовичи, собрав богатый исторический материал, приступили к работе над фильмом «История рабочего класса в Чили». Лента была закончена уже после переворота, в эмиграции. Зрителю она известна сегодня под названием «Кулаки против пушек».

Ищите магазин, где можно купить современную женскую одежду? Не вопрос: сайт tm-newstyle.ru ждет вас. Загляните.

Кино привлекло многих энтузиастов — людей талантливых, пытливых, готовых к творческому поиску. Это нашло свое отражение и в стилистическом многообразии документального кино.

Зрители увидели фильмы разных жанров. Так, многие картины строились как экранные интервью. Среди них особое внимание зрителей привлекли ленты «Товарищ президент» Мигеля Литтина, «Жили-были мальчик, партизан и конь» Эльвио Сото, «Мы победим» Педро Часкеля. Лента «Бригада Рамона Парры» (режиссеры Альваро Рамирес, Самюэль Карвахаль и Леонардо Сеспендес) рассказывает о мероприятиях правительства Народного единства, используя настенную агитацию — лозунги, плакаты, рисунки. Содержание картины Антонио Отоне «А ля Чили» выражено через рисунки аргентинского художника-юмориста Оски. Перед нами фильм-памфлет, в нем разоблачаются корыстные интересы крупного капитала и буржуазии, эксплуатирующих рабочий класс. Фильм этот стал прародителем нового жанра в документальном чилийском кино — дидактического фильма, предназначенного для политического образования зрителя: в нем для более доступного изложения серьезного материала используется рисованная и объемная мультипликация.

Интерес зрителей к документальным фильмам постепенно возрастал. И здесь надо отдать должное инициативе, которую проявляли сами кинематографисты, во многом использовавшие опыт кубинских кинопередвижек. Они доставали проектор и везли свой фильм в деревни, на фабрики и заводы, чтобы узнать свою аудиторию, услышать мнение тех, о ком и для кого этот фильм был сделан. Большая часть публики горячо приветствовала рождение в стране нового, революционного кино.

Но существовал и другой зритель, его реакция на титры «Чиле-фильмс» была неизменной: топот, свист, крики сотрясали стены кинотеатров. Мероприятия народного правительства прямо задевали интересы реакционных сил в стране и за рубежом.

Об обстановке, в которой начиналась работа над фильмом «Битва за Чили» рассказывал автору этой статьи режиссер Патрисио Гусман. «В январе 1973 года мы приступили к съемкам, не приняв четкого решения о характере будущего фильма. Мы просто вышли на улицу, имея в распоряжении камеру, магнитофон и машину. Классовая борьба в феврале особенно обострилась. Готовились выборы в парламент. Нам хотелось отразить в фильме столько проблем идеологического, политического, экономического характера, что мы для себя составили их список на огромной доске. Вопросов могло хватить на восемь фильмов. Решили снимать каждый день, отрабатывая пункт за пунктом. Ежедневно мы анализировали всю прессу, обсуждали все, что происходит, в зависимости от этого вносили коррективы в наш план. Мы начали снимать фильм о революции, о ее завоеваниях в стране: Но вскоре мы поняли, что классовая борьба нарастает, враги революции поднимают голову, — на пленку был зафиксирован готовящийся фашистский переворот. И только спустя некоторое время мы до конца осознали, какое значение имеет отснятый нами материал».